Новейшее «цельное бриллиантовое» кольцо, вероятно, было первым в истории создания таких украшений

Новейшее «цельное бриллиантовое» кольцо, вероятно, было первым в истории создания таких украшений

В кон­це ав­гу­ста пор­тал Rapaport News опуб­ли­ко­вал ма­те­ри­ал о «цель­ном бри­л­ли­ан­то­вом коль­це», на­зван­ным Бо­форт (Beaufort), ко­то­рое бы­ло от­прав­ле­но для оцен­ки в ла­бо­ра­то­рию Ге­м­мо­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та Аме­ри­ки (Gemological Institute of America) в Нью-Йор­ке.

Су­дя по все­му, коль­цо ве­сом 13,15 ка­ра­та ста­ло по­след­ним по вре­ме­ни из­де­ли­ем, це­ли­ком из­го­то­в­лен­ным из бри­л­ли­ан­та. Оно по­яви­лось по­с­ле двух цель­ных бри­л­ли­ан­то­вых ко­лец, сде­лан­ных из вы­ра­щен­но­го в ла­бо­ра­то­рии ма­те­ри­а­ла, — од­но бы­ло из­го­то­в­ле­но ко­м­па­ни­ей Diamond Foundry и со­з­да­но ди­зай­не­ра­ми Apple Джо­ни Ай­вом (Jony Ive) и Мар­ком Нью­со­ном (Marc Newson), а дру­гое — ко­м­па­ни­ей Dutch Diamond Technologies.

В те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни пе­р­вой ко­м­па­ни­ей, ко­то­рая по­про­бо­ва­ла это сде­лать в 2011 го­ду, бы­ла Shawish из Же­не­вы. Те­перь вы­яс­ня­ет­ся, что это са­мое по­след­нее пол­но­стью бри­л­ли­ан­то­вое коль­цо бы­ло, ве­ро­ят­но, са­мым пе­р­вым, хо­тя о его су­ще­ство­ва­нии до сих пор не со­об­ща­лось.

Рид Мэки (Reid Mackie) — ве­те­ран от­рас­ли, ко­то­рый в на­сто­я­щее вре­мя ра­бо­та­ет ви­це-­пре­зи­ден­том по мар­ке­тин­гу ал­ма­зов в Mountain Province, яв­ля­ю­щей­ся пар­т­не­ром De Beers по руд­ни­ку Га­чо Ку­эй (Gahcho Kué) в Се­ве­ро-За­па­д­ных тер­ри­то­ри­ях Ка­на­ды. В 2006 го­ду он ра­бо­тал в Rio Tinto, а по ве­че­рам изу­чал ди­зайн юве­ли­р­ных из­де­лий в Ко­ро­лев­ской ака­де­мии изя­щ­ных ис­кусств Ан­т­вер­пе­на (Royal Academy of Fine Arts Antwerp).

«На­шим за­да­ни­ем бы­ло сде­лать укра­ше­ние, ко­то­ро­го ра­нь­ше ни­ко­г­да не де­ла­ли», — го­во­рит он.

Он ре­шил со­з­дать пол­но­стью бри­л­ли­ан­то­вое коль­цо, ко­то­рое, на­сколь­ко ему (и нам) из­ве­ст­но, до это­го мо­мен­та ни­кто не пы­тал­ся сде­лать. Вот тут-то и по­яви­лась эта его ра­бо­та.

«У ка­ж­до­го руд­ни­ка есть уни­каль­ные, не­из­ве­ст­ные осо­бен­но­сти, ко­то­рые су­ще­ству­ют в ка­ж­дом про­дук­те», — го­во­рит он.

На руд­ни­ке Ар­гайл (Argyle) в Ав­стра­лии это бы­ли его зна­ме­ни­тые ро­зо­вые ал­ма­зы. Но на руд­ни­ке Дья­вик (Diavik) то­же до­бы­вал­ся по­ра­зи­тель­ный ма­те­ри­ал, ко­то­рый обы­ч­но вы­бра­сы­ва­ли.

 

Ро­зо­вый ал­маз, до­бы­тый на руд­ни­ке Ар­гайл Фо­то: Rio Tinto (Facebook)«Это бы­ла дей­стви­тель­но ин­те­рес­ная часть про­дук­ции, ко­то­рую обы­ч­но от­но­сят к тех­ни­че­ским ал­ма­зам и не­до­о­це­ни­ва­ют. Но она не бы­ла по­хо­жа ни на од­ну тех­ни­че­скую ка­те­го­рию, ко­то­рую я ко­г­да-­ли­бо ви­дел. Это бы­ли кру­п­ные ка­м­ни дей­стви­тель­но ин­те­рес­но­го го­лу­бо­ва­то-­се­ро­го цве­та», — го­во­рит он.

Цель­ное бри­л­ли­ан­то­вое коль­цо, ко­то­рое он со­з­дал, по раз­ме­ру под­хо­ди­ло для его же­ны и бы­ло из­го­то­в­ле­но из се­ро-­го­лу­бо­го ал­ма­за ве­сом 196 ка­ра­тов. Про­цесс за­нял два го­да и по­тре­бо­вал ла­зер­ной тех­но­ло­гии, то­г­да еще на­хо­див­шей­ся в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии. По­мо­г­ло Мэки и его уме­ние хо­ро­шо раз­би­рать­ся в ал­ма­зах: ма­те­ри­ал дол­жен был быть до­ста­точ­но проч­ным, что­бы но­сить его. Боль­шин­ство из тех­ни­че­ских ал­ма­зов хру­п­кие.

«Это бы­ло пе­р­вое коль­цо це­ли­ком из бри­л­ли­ан­та, по­это­му мы бы­ли край­не осто­ро­ж­ны, — го­во­рит он. — Мы не зна­ли, как по­ве­дет се­бя не­об­ра­бо­тан­ный ал­маз, по­это­му де­ла­ли все очень мед­лен­но. По­с­ле из­го­то­в­ле­ния ка­ж­дой гра­ни про­во­ди­лась по­ли­ро­в­ка гра­ни коль­ца с по­сле­ду­ю­щим ее изу­че­ни­ем».

Ко­неч­ный ре­зуль­тат впе­чат­ля­ет.

«В нем мно­го кар­бо­ни­зи­ро­ван­ных кри­стал­ли­че­ских вклю­че­ний. Ко­г­да мы толь­ко на­ча­ли от­кры­вать его гра­ни, это вы­г­ля­де­ло так, как буд­то внут­ри не­го про­ис­хо­ди­ла бу­ря».

Он был на­зван Бо­фор­том в честь фрон­та Бо­форт, штор­ма, ко­то­рый ка­ж­дую осень об­ру­ши­ва­ет­ся на Се­ве­ро-За­па­д­ные тер­ри­то­рии и по су­ти от­ме­ча­ет на­ча­ло зи­мы ка­ж­дый год.

М­эки при­з­на­ет, что его же­на но­си­ла коль­цо, но это бы­ло не­ле­г­ко.

«Это бри­л­ли­ант», — го­во­рит он. «Он ца­ра­па­ет ве­щи. В ито­ге она по­ца­ра­па­ла один из сво­их лю­би­мых ста­ка­нов до­ма из-­за то­го, как она дер­жа­ла его».

А по­сколь­ку ал­маз об­ла­да­ет от­ли­ч­ной те­п­ло­про­вод­но­стью, ка­мень ча­сто от­ра­жа­ет те­м­пе­ра­ту­ру в по­ме­ще­нии. Это о том, что в Ка­на­де ча­сто бы­ва­ет очень хо­лод­но.

Ча­ще все­го она но­сит его на це­поч­ке на шее. «Ча­сто моя же­на но­сит са­мый боль­шой бри­л­ли­ант в по­ме­ще­нии. И ни­кто об этом не зна­ет».

Из­ли­ш­не го­во­рить, что он ча­сто вы­зы­ва­ет ко­м­мен­та­рии. «Л­ю­ди сна­ча­ла не ве­рят, что это бри­л­ли­ант», — го­во­рит он.

Вто­рой во­прос обы­ч­но: «Как мне та­кой по­лу­чить?» Посколь­ку ма­те­ри­ал, с ко­то­рым Мэки ра­бо­тал, на­столь­ко ре­док, он не ве­рит, что это ко­г­да-­ли­бо ста­нет пред­ме­том мас­со­во­го про­из­вод­ства.

«Бы­ло бы очень сло­ж­но за­пус­кать его в се­рий­ное про­из­вод­ство. Оно опре­де­лен­но един­ствен­ное в сво­ем ро­де», — го­во­рит он.

Он гор­ди­т­ся этим и счи­та­ет, что это та­ит в се­бе воз­мо­ж­но­сти для ал­ма­зо­до­бы­ва­ю­щих ко­м­па­ний.

«Од­на из ре­аль­ных про­б­лем, с ко­то­рой стал­ки­ва­ют­ся мар­ке­то­ло­ги при­род­ных бри­л­ли­ан­тов, — это по­пы­т­ка опре­де­лить уни­каль­ные об­ла­сти их про­дук­ции и убе­дить­ся, что к ним про­яв­ля­ет­ся ин­те­рес. Про­из­во­ди­те­ли дол­ж­ны по-­но­во­му взгля­нуть на свою про­дук­цию, най­ти в ней уни­каль­ные ас­пе­к­ты и вос­поль­зо­вать­ся ими», — до­бав­ля­ет он.

На­при­мер, на руд­ни­ке Га­чо Ку­эй про­из­во­ди­т­ся мно­го флу­о­рес­цен­т­ных ал­ма­зов. Его ко­м­па­ния на­де­ет­ся вве­сти бренд, ко­то­рый свя­жет эту осо­бен­ность со зна­ме­ни­тым ка­на­д­ским по­ляр­ным си­я­ни­ем (та­к­же из­ве­ст­ным как се­вер­ное си­я­ние).

«По ме­ре то­го, как в про­ект бу­дет во­в­ле­че­но боль­ше ко­м­па­ний и про­дук­ция по­па­дет в ме­нее тра­ди­ци­он­ные ру­ки, по­я­вят­ся боль­ше ин­те­рес­ных идей, — го­во­рит он. — Ко­г­да вы смо­т­ри­те на бри­л­ли­ан­ты в боль­шей ме­ре гла­за­ми ху­до­ж­ни­ка, вы по­лу­ча­е­те дру­гое пред­став­ле­ние о воз­мо­ж­но­стях».

«Коль­цо, раз­ра­бо­тан­ное Джо­ни Ай­вом, очень по­хо­же на то, что сде­ла­но из вы­ра­щен­но­го в ла­бо­ра­то­рии ка­м­ня. Это го­во­рит о его про­ис­хо­ж­де­нии. По этой при­чи­не у не­го бу­дут свои по­к­лон­ни­ки. Что ка­са­ет­ся коль­ца Бо­форт — оно древ­нее. Оно уди­ви­тель­ное. Ес­ли при­смо­т­реть­ся, вид­ны все вклю­че­ния уг­ле­ро­да и все, что внут­ри ка­м­ня. Это что-то очень ста­рое, со­з­дан­ное при­ро­дой. Есть раз­би­ра­ю­щи­е­ся кол­лек­ци­о­не­ры, ко­то­рые зна­ют, что вос­про­из­ве­сти что-то по­доб­ное очень сло­ж­но. Они оце­нят то, что у них бу­дет то, че­го боль­ше ни у ко­го нет», — счи­та­ет он.

По его сло­вам, пе­ред от­рас­лью сто­ит за­да­ча сде­лать так, что­бы боль­ше по­тре­би­те­лей это по­ни­ма­ли.

«По­с­ле пан­де­мии у лю­дей по­яви­т­ся со­вер­шен­но но­вое пред­став­ле­ние о чув­ствах и при­о­ри­те­тах. Лю­ди за­но­во все­рьез вос­со­е­ди­ня­ют­ся с при­ро­дой, по­то­му что они не пу­те­ше­ству­ют. Это за­став­ля­ет их смо­т­реть на ве­щи, ко­то­рые на­хо­дят­ся ря­дом», — го­во­рит он.

«Это да­ет воз­мо­ж­ность для биз­не­са при­род­ных бри­л­ли­ан­тов. Лю­ди по­ку­па­ют ве­щи, ко­то­рые име­ют зна­че­ние, и при­род­ные бри­л­ли­ан­ты мо­гут от­но­сить­ся к ним. На­де­е­м­ся, что в бу­ду­щем про­из­во­ди­те­ли смо­гут най­ти уни­каль­ные ве­щи, ко­то­рые поз­во­лят лю­дям вы­ра­зить се­бя не­по­в­то­ри­мым об­ра­зом», — до­бав­ля­ет он.

rough-polished.com